Главная
Наши победы
Судебные споры
Вопреки здравому смыслу

Вопреки здравому смыслу

Российская семья К., долгое время проживавшая в Германии, решает переехать обратно в Россию, воспользовавшись госпрограммой по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников.

Большая часть имущества ими распродается, однако автомобиль и старенький прицеп едут в Россию вместе с семьей. Автомобиль оформлен на мужа, прицеп на жену. При пересечении таможенной границы семья оформляет временный ввоз на автомобиль и прицеп.

Через семь месяцев К. принимается решение оформить автомобиль и прицеп в России на постоянной основе, тем более, что участники госпрограммы по переселению освобождаются от уплаты таможенных пошлин на ввозимое личное имущество.

До подачи декларации также встает вопрос об уплате утилизационного сбора, который к тому моменту уже взимался с ввозимого в РФ транспорта. Сотрудники таможни уверяют супругов в том, что участники госпрограммы по переселению освобождаются в том числе и от уплаты утилизационного сбора.

В феврале 2016 года К. подают таможенные декларации - муж на автомобиль, жена на прицеп. Таможня «дает добро» и выдает на транспортные средства паспорта (ПТС). Транспорт ставится на учет в РФ.

В декабре 2016 года Ирина К. (жена) получает письмо Алтайской таможни Сибирского таможенного управления Федеральной таможенной службы о задолженности по уплате утилизационного сбора за ввезенный прицеп.

При этом, сумма утилизационного сбора оказывается астрономической – 1 500 000 рублей. Стоит отметить, что ввезенный прицеп был 1990 года выпуска и его рыночная стоимость едва превышала 1 000 евро.

Позиция таможни, изложенная в письме, сводилась к тому, что из буквального толкования текста госпрограммы следует, что участником госпрограммы по переселению является только Евгений К. (муж), а Ирина К. – член семьи участника. Следовательно, Ирина К. была необоснованно освобождена от уплаты утилизационного сбора.

Истинная причина происшествия однако же выяснилась позже.

Семья К. обратилась к нам уже не надеясь на то, что кто-либо согласиться защищать их интересы – несколько юридических фирм проанализировав документы отказались браться за дело, указывая не его бесперспективность.

В связи с чем, клиент был готов на любой вариант разрешения вопроса – снижение суммы сбора, конфискация прицепа, вывоз прицепа обратно в Германию, но только не выплата 1 500 000 рублей. Как сказала Ирина К., «мы живем в доме, стоимостью 500 000 рублей и не можем заплатить за старый прицеп сумму в три раза превышающую стоимость дома».

Ситуация с семьей К. действительно была крайне сложная, однако, вооружившись лозунгом «сила в правде» мы с интересом взялись за решение проблемы:

Во-первых, было принято решение не дожидаться иска таможни о взыскании суммы сбора и идти в наступление самим. Таможенные органы вправе взыскать сбор в течение трех лет, поэтому оставлять не решенным такой вопрос было нельзя.

Нашими специалистами был подготовлен административный иск к таможне о признании решения об обязании Ирины К. уплатить таможенный сбор незаконным. В основу иска были положены следующие доводы:

·                Несмотря на разграничение госпрограммой переселенцев из-за рубежа на участников программы и членов семьи участника программы, все они обладают равным набором прав и обязанностей. Довод был построен на анализе положений ФЗ "Об отходах производства и потребления" и собственно госпрограммы. Иное толкование положений закона и госпрограммы, по нашему мнению, противоречило бы смыслу самой программы, призванной создать максимально комфортные условия переселения соотечественников из-за рубежа;

·                Брак супругов К. был зарегистрирован в России, в связи с чем, к их имуществу, в отсутствие брачного договора, применимы положения Семейного кодекса РФ о законном режиме имуществу супругов, определяющего нажитое в браке имущество как совместную собственность. Следовательно, ввезенный прицеп является собственностью не только Ирины К., но и участника программы – Евгения К.

 

Во-вторых, в первом же судебном заседании был установлен любопытный факт, который сыграл немаловажную роль в дальнейшем разрешении спора – представитель таможни проговорился о том, что решение об освобождении К. от уплаты сбора было принято сотрудником таможни, в том числе, по причине отсутствия в программном обеспечении таможенного поста сведений о вступлении в законную силу новой редакции Постановления Правительства, регулирующего порядок уплаты утилизационного сбора.[1]

Попросту говоря, программное обеспечение поста устарело, сотрудники таможенного поста не знали об изменении с 10.02.2016 года правил взимание утилизационного сбора в части необходимости взимания сбора в том числе и с прицепов максимальной технически допустимой массой не менее 0,75 тонны и не более 3,5 тонны. В то время, как документы К. были поданы 15.02.2016 года.

Нами было заявлено ходатайство о вызове сотрудника таможни, оформлявшего документы в суд в качестве свидетеля. Ходатайство было удовлетворено.

Допрошенный сотрудник таможни пояснил, что ни она, ни другие сотрудники поста не знали о принятых изменениях, кроме того, ей был принят во внимание статус Ирины К. как переселенца в рамках госпрограммы. Кроме того, свидетель пояснила, что до подачи Ириной К. документов, последней было разъяснено, что она будет освобождена от уплаты утилизационного сбора.

Установленные обстоятельства позволили нам дополнить позицию следующим доводами:

·                Решение о ввозе прицепа в России было принято К. после получения информации о том, что она подлежит освобождению от уплаты утилизационного сбора;

·                Ирина К. не скрывала от таможенных органов каких-либо фактов или обстоятельств, не предоставляла недостоверных сведений и документов, повлиявших на решение таможни об освобождении ее от уплаты утилизационного сбора;

·                Ошибка, допущенная государственным органом, не может быть исправлена в ущерб интересам лица, действовавшего добросовестно и выполнявшего требования такого органа.

Тем более, что после оформления ввоза транспортного средства на территорию РФ, семья К. оказалась в ситуации, когда уже нельзя было поменять решение, вывезти прицеп с территории РФ и не платить утилизационный сбор. Ввоз в РФ = обязанность уплатить сбор.

 

Анализ сложившейся судебной практики по делам о взыскании утилизационного сбора давал не утешительные результаты – в большинстве своем суды подходили к разрешению вопроса формально, вне зависимости от ситуации, при которой возникла обязанность по внесению данного платежа.

В связи с чем, мы апеллировали в суде к тому, что сложившаяся ситуация очевидно несправедливая. Гражданин не должен отвечать за ошибки государственных органов, допущенных последними по собственной вине.

Решением Октябрьского районного суда город Барнаула требования Ирины К. были удовлетворены. В основу решения был положен довод заявителя о равенстве прав участника программы и членов его семьи. После судебного заседания судья дополнительно пояснила, что ей также была учтена очевидная несправедливость ситуации, при которой наш доверитель был поставлен в безвыходную ситуацию из-за ошибки государственного органа.

Дополнительным результатом нашей работы по проекту стало достижение договоренности с Алтайскому таможней об отказе с их стороны обжаловать судебный акт, вынесенный по описанному спору, так как возникшая ситуация стала возможной исключительно в результате действий сотрудников таможенного органа. Достигнуть данной договоренности было нелегко, так как вопрос находился на контроле Сибирского управления Федеральной таможенной службы, однако, к чести наших оппонентов, они признали допущенные ошибки и отказались от подачи жалобы на принятое по делу решение.



[1] Имеется ввиду Постановление Правительства РФ от 26.12.2013 N 1291 "Об утилизационном сборе в отношении колесных транспортных средств и шасси и о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации" в редакции от 06.02.2016 года (действовало с 10.02.2016 по 11.05.2016).