Алтайский край, г. Барнаул, Социалистический просп. 109, офис 305

Поворот судебной практики по вопросам необоснованности налоговой выгоды по взаимоотношениям с «формальными посредниками»

Автор: Елагина И.Н.
06 октября 2015

Все мы хорошо помним, что до марта 2015 года судебная практика по вопросу признания необоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды по операциям с «формальными посредниками» складывалась, по большей части, в пользу налоговых органов.

Суды признавали неправомерным применение налогоплательщиком вычетов по НДС, если спорный контрагент обладал признаками «фирмы-однодневки», то есть не имел имущества, транспорта, персонала, не уплачивал налоги в бюджет, не находился по своему юридическому адресу и так далее.

Чаще всего, в качестве бесспорных доказательств, рассматриваемых судами в пользу налоговых органов, выступали заключения почерковедческой экспертизы, свидетельствовавшие, что подписи в документах налогоплательщика  выполнены неустановленными лицами, показания «номинальных руководителей», отрицавших свою причастность к деятельности спорного поставщика, а также нередко сведения об IP-адресах налогоплательщика, использовавшихся для управления расчетными счетами контрагента.

Однако после появления Определения Верховного Суда РФ от 04.03.2015         № 302-КГ14-3432 по делу № А33-666/2013 (ЗАО «Горные машины») наметилась тенденция, при которой суды стали придерживаться противоположной правовой позиции.

Так, Верховный суд РФ пришел к выводу, что отсутствие у контрагента основных средств, материально-технической базы, управленческого и технического персонала, транспортных средств, а также минимизация им своих налоговых обязанностей не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика. Доказательств того, что отсутствие у спорного контрагента имущества и транспортных средств препятствовало ему осуществлять деятельность, налоговым органом представлено не было.

 Также суд отметил, что контрагент, являясь перепродавцом товара,  по сути выполнял посредническую, организационную функцию, что не требовало ни наличия у него транспорта, ни складских помещений, ни большого числа работников.

Доводы налогового органа об участии контрагента в качестве лишнего звена в цепочке сделок по приобретению товара не могут служить основанием для признания данных сделок фиктивными, поскольку, делая указанный вывод, налоговый орган оценивает экономическую целесообразность, рациональность и эффективность хозяйственных взаимоотношений всех участников данной цепочки, то есть выходит за пределы своей компетенции.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке то обстоятельство, что документы контрагента оформлены от имени лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

Представляет особый интерес позиция Верховного суда по вопросу определения цен. Так, суд не согласился с доводами налогового органа,  что в ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил не  «рыночность цен», а «реальную цену», по которой налогоплательщик приобрел товар через посредника, включенного в цепочку поставки формально.  

Поскольку налоговый орган не опроверг достоверность содержащихся в первичных учетных документах сведений, наличие реальной деловой цели при осуществлении спорных операций, то основания для расчета затрат общества на основании установленной налоговым органом «реальной цены», по которой налогоплательщик приобрел спорное оборудование, у инспекции отсутствовали.

На сегодняшний день, анализ арбитражной практики показывает, что суды при рассмотрении аналогичной категории споров все чаще придерживаются правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 04.03.2015 № 302-КГ14-3432 (Постановления 7 Арбитражного апелляционного суда от 06.08.2015     № А03-23461/2014; 17 Арбитражного апелляционного суда от 13.07.2015 № А60-641/2015; от 25.06.2015 № А50-24877/2014; 13 Арбитражного апелляционного суда от 05.05.2015 № А26-6639/2014; Решение Арбитражного суда Алтайского края от 24.07.2015 № А03-15771/2014 и другие).

Таким образом, в настоящее время главный критерий, на который обращают внимание суды при рассмотрении дел об обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды, – это не «пороки» контрагента и недостатки в оформлении первичных документов, а реальность хозяйственных операций налогоплательщика и его контрагента.

Вместе с тем, чтобы обезопасить себя от возможных споров с налоговым органом, а также для подтверждения своей позиции в суде, рекомендуем:

1.Запастись документами, подтверждающими факты проверки Вами правоспособности и деловой репутации контрагента (Устав, приказ на руководителя, копию паспорта руководителя, сведения с официального сайта ФНС России, раздел: «Проверь себя и контрагента» и т. д.) до заключения договора с ним;

2.Если контрагент создан незадолго до заключения сделки с Вами (от 1 недели до 1 мес.) и проверить его репутацию невозможно, следует попытаться  проверить деловую репутацию его руководителя. Возможно, указанное лицо является или являлось руководителем в иных организациях и зарекомендовало себя определенным образом;

3.Внимательно отнестись к заполнению первичных документов по сделке (особенно обратить внимание на наличие дат и подписей лиц, принявших и сдавших товар), дабы исключить претензии со стороны налогового органа;

4.Если поставка товаров в Ваш адрес была транспортом поставщика (перевозчика), особенно если Вы приобретали горюче-смазочные материалы, попросите у своего поставщика, помимо перевозочных документов, документы на автомобили (копии ПТС). Указанные документы помогут Вам в дальнейшем подтвердить, что автомобили, перевозившие для Вас товар (особенно нефтепродукты), специально для этого предназначены.



вернуться к списку